МЕЖДУ ВЕЛИЧИЕМ И ТРАВМОЙ - Часть 1

К ВОПРОСУ О ПРОФИЛАКТИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКЕ В КОУЧИНГЕ

Всеволод Зеленин 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Вы все равно все время думаете,

так попробуйте по крайней мере делать это масштабно.

Наполеон Бонапарт

 

Вполне возможно, что данный документ покажется большинству интересующихся вопросами коучинга слишком серьезным. Наверное, так оно и есть...

Поэтому тем, кто привык лишь к восприятию легкодоступных, игриво-популистских текстов, описывающих вдохновляющие результаты от применения элементарных пошаговых техник, считая это коучингом, уместно будет прямо сейчас найти себе более приятное и требующее меньшего количества умственных усилий занятие, чем чтение данной работы.

Если же наш читатель, неоднократно столкнувшись с драматичными последствиями диагностической некомпетентности коучей, по-настоящему интересуется, что делать, когда на коуч-сессию приходит неадекватный клиент, пусть приготовится к тому, что ему (читателю) придется пережить определенное умственное напряжение в процессе чтения.

Изначально идеей этой статьи было ответить на вопросы, которые мне (Всеволоду Владимировичу Зеленину) вновь и вновь задавали участники обучающих программ по коучингу и уже работающие коллеги-коучи в разных странах СНГ и за рубежом. Суть всех этих вопросов может быть сведена к одному: как отличить клиента и НЕклиента коучинга?

И сначала казалось, что ответ на этот вопрос может быть изложен в небольшой по объему популярно-публицистической статье, увлекательной и понятной многим. Но по мере погружения в данную проблематику стало понятно, что и стиль, и объем такого документа будут совсем иными. Оказалось, что малоисследованность данной темы требует обстоятельного анализа большого объема информации и системной интеграции подходов разных дисциплин: медицины, социальной работы, педагогики, физиологии, андрагогики, акмеологии, клинической и практической психологии, психологии управления и организационной психологии и многих других.

В итоге получилось нечто среднее между очень большой статьей и небольшой научной брошюрой. Насколько такой формат, объем и стиль будет полезен начинающим или уже давно практикующим коучам, а также всем интересующимся вопросами методики и практики диагностики в коучинге, покажет время.

 

ВСТУПЛЕНИЕ

Травма (от греч. trаuma – рана) – повреждение в организме

человека или животного, вызванное действием факторов внешней среды.

Необходимость системного исследования данного вопроса в отечественном коучинге назрела давно. Редкий круглый стол, конференция или фестиваль по коучингу проходит без того, чтобы не поднимался вопрос относительно границ профессиональной компетентности коуча. Анализ зарубежной литературы дает нам настолько скудный запас примеров и критериев, что часто создается впечатление, что успешно диагностировать и быстро отличить клиента коучинга от пациента терапевта человеку без медицинского и психологического образования практически маловероятно.

Со своей стороны, большинство тех, кто в русскоязычном пространстве называет себя коучами предпочитают либо самонадеянно браться за любой запрос любого клиента, обратившегося к ним, либо ориентироваться в этом вопросе на собственную интуицию.

Ситуация усугубляется тем, что вслед за коучами, часто неспособными не только самостоятельно разобраться, но внятно донести в своем профессиональном позиционировании отличия и специфику коучинга до своих потенциальных клиентов, последние, не в состоянии грамотно определить природу своих запросов, приходят к коучам. И тут круг замыкается. В контексте коучинга встречаются диагностически некомпетентный коуч и дезориентированный клиент. Последствия иногда бывают трагичны...

Все вышесказанное стало стимулом для фундаментального анализа сложившейся ситуации с целью предоставить коучам систематизированную информацию и инструментарий, адекватные для диагностики потенциальных клиентов.

В соответствии со своей целью, данная статья призвана помочь решить следующие задачи:

  1. Очертить сферу компетентности профессионального коуча.
  2. Наметить основные стратегии профессионального сотрудничества коуча с другими специалистами помогающих профессий: эксперты-консультанты, персональные тренеры, менторы-наставники, терапевты, психиатры, психологи-консультанты, социальные работники, медики и т.д..
  3. Дать принципы и методики профилактической: предварительной (превентивной) и процессной коуч-диагностики.
  4. Предоставить развернутый и снабженный показательными примерами ответ на актуальные вопросы, связанные с профилактической диагностикой в коучинге.

Ведущей гипотезой нашей статьи является идея о том, что непосредственная компетентность коуча в применении им методик коучинга в контексте раскрытия потенциала людей, способствования их личностному и профессиональному росту может быть адекватно дополнена психологическим инструментарием диагностики пограничных и болезненных состояний личности. Это позволит коучу конструктивно, взвешенно и обоснованно принимать решения о готовности клиентов подвергнуться коучингу.

Что касается исследования содержания схем работы коуча для определения потенциально возможных расстройств личности, то нами для данной статьи подготовлен соответствующий тестовый инструментарий, позволяющий на основе анализа ключевых высказываний, превалирующих в речи потенциального клиента, дать оценку его психического здоровья. Настоящий тест может быть полезен также и при выявлении пограничных состояний, возникающих уже в процессе коучинга.

В конце статьи предоставлен список специальной литературы, минимально необходимой для формирования профилактической психодиагностической компетентности коуча.

 

РАЗДЕЛ 1. КЛИЕНТЫ КОУЧИНГА: ЗДОРОВЬЕ, НОРМА, ОТКЛОНЕНИЕ, ЗАБОЛЕВАНИЕ

Здоровье является состоянием полного

физического, душевного и социального благополучия,

а не только отсутствием болезней и физических дефектов.

Устав Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ)

Рано или поздно коуч, как и любой профессионал, встречается с ситуацией необходимости четко обозначить пределы собственной компетентности в работе с клиентами. И это связанно не только с необходимостью грамотного позиционирования своей специализации (коуч по развитию, коуч переговоров, коуч успеха и тому подобное) для информирования и привлечения "своих" клиентов, но и для "отсеивания" тех, кому нужна помощь совершенно другого рода.

Практика и идеология парадигмы коучинга предполагает работу с запросами здоровых и нормальных клиентов. Так, в частности, Энтони М. Грант (США) считает, что коучинг – это сфокусированный на решении, ориентированный на результат и систематический процесс сотрудничества, во время которого коуч способствует улучшению выполнения деятельности, увеличению жизненного опыта, самостоятельному обучению и личностному росту людей из нормальных (не клинических) популяций (подчеркнуто нами). Как же происходит, что коучингу подвергаются те, чья проблематика нуждается в применении методик и технологий иных специалистов?

Каждый из нас наверняка хоть раз в жизни был травмирован физически или психологически. Иногда эти травмы остаются на всю жизнь, а иногда их можно вылечить. Можно ли, например, считать здоровым спортсмена, который неоднократно был травмирован в процессе тренировок и соревнований? И как оценить психическое здоровье человека, имевшего такие психические состояния или перенесшего такое воздействие на психику, которое в психологии считается патогенным (расстройства психических процессов)?

Поэтому в коучинге как и в любой другой помогающей профессии (медицине, клинической психологии, психотерапии, социальной работе и др.) задача точной и своевременной диагностики позволяет определить дальнейшие стратегии взаимодействия с клиентом. В целом можно выделить три основных стратегии:

  • переадресация – направление потенциального клиента к специалисту соответствующего профиля (врачу, терапевту, клиническому психологу, консультанту, практическому психологу, социальному работнику, персональному тренеру и т.д.);
  • координация – работа с клиентом в партнерстве (сотрудничестве) с другими специалистами помогающих профессий, коучами разных специализаций (например, партнерство бизнес-коуча и лайф-коуча) или экспертами в разных областях (экономика, администрирование, маркетинг, менеджмент и т.п.);
  • непосредственная работа – традиционный самостоятельный коучинг клиента.

Вкратце отметим, что данные стратегии могут не только переплетаться (например, по одним вопросам координация, а по другим – переадресация), но и чередоваться в зависимости от задач и проблематики жизненного пути клиентов.

Исходя из вышеизложенного представляется полезным установить очевидные критерии разницы не только между психическим здоровьем и психическими отклонениями (и уж тем более заболеваниями) тех клиентов коучинга (а на самом деле пациентов психотерапевта!), которые должны быть после диагностики перенаправлены к специалистам другого профиля, но и между психической нормой и психическим здоровьем.

Это важно в связи с тем, что эти два понятия (норма и здоровье) исходят из совершенно разных критериев оценки состояния индивидуума:

  • На сегодняшний день Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) предлагает следующее определение «нормы»: психическая норма – этический стандарт, модель поведения, рассматриваемая как желательная, приемлемая и типичная (подчеркнуто нами) для той или иной культуры.
  • Психическое здоровье человека – это наличие в психике активных и пассивных зависимых паттернов (шаблонов поведения и/или мышления), постоянно генерирующих положительный психоэнергетический потенциал (подчеркнуто нами), обеспечивающий осознанное позитивное восприятие окружающего мира, гармонию с ним и с собой, личностный оптимизм и удовлетворение от жизни.

Как видно из этих определений, норма оперирует усредненными критериями желательности и типичности, в то время как здоровье определяется как потенциал, который благодаря коучингу может быть реализован для наиболее полного воплощения устремлений и личностного роста человека.

Исходя из вышеизложенного мы, вступая в некоторую полемику с вышеупомянутым Энтони М. Грантом, предлагаем очертить сферу компетентности профессионального коуча клиентами, которых можно отнести не столько к психически нормальным, сколько к психически здоровым. Именно такие клиенты в состоянии, опираясь на собственный здоровый "положительный психоэнергентический потенциал", поставить для себя великие задачи (а подчас и сверхзадачи), решение которых и призван обеспечить коучинг.

В то же время, наша позиция основана на векторном представлении о процессе сотрудничества коуча и клиента, при котором диагностируется скорее не статическая констатация состояния (здоровья или нездоровья) клиента, а вектор направленности на оптимизацию здоровья или ухудшения и травматизацию в контексте коучинга. Ибо в таком случае коуч выступает в качестве внешнего стимула этой травматизации. А это – принципиально недопустимо.

Иными словами, наше внимание направлено на диагностику вектора – положительную либо отрицательную динамику результатов и эффектов от совместной работы клиента и коуча. При этом важно отметить, что при должной внимательности и адекватности психика коуча может дать неоспоримые системные свидетельства улучшения или ухудшения симптоматики вследствие применения инструментария коучинга. Однако важно, чтобы диагностическая наблюдательность коуча была опережающей (превентивной). Иначе излишняя самонадеянность коуча в сочетании с диагностической некомпетентностью могут стать причиной манифестации[1] симптоматики психических травм и заболеваний. В тоже время, важным вопросом является коуч-диагностика меры патологизации, так как временные ухудшения состояния клиента в процессе коучинга могут быть закономерными признаками его роста. Поэтому состояние клиента в коучинге рассматривается многомерно, а не толкуется (как это принято в ортодоксальной психиатрии) однозначно. Одно и то же проявление может быть свидетельством как психологически понятного феномена-признака здоровья, так и психопатологического симптома (аномалии). Так, например, спортсмен, начиная интенсивные тренировки может испытывать негативные ощущения (усталость, истощение, боль в мышцах), но отличие именно опытного спортивного тренера будет заключаться в том, чтобы научить такого спортсмена различать боль свидетельствующую о травме и боль преодоления себя, необходимая на пути к величию и выдающимся достижениям. И в случае травмы своевременно и квалифицированно перенаправить спортсмена к соответствующему специалисту (массажисту, реабилитологу, неврологу, хирургу, травматологу и т.д.)

На принципах, методах и инструментарии превентивной психологической диагностики в коучинге мы детально остановимся в следующих разделах нашей статьи. Пока же важно подчеркнуть, что представления о психических болезнях и душевных расстройствах со временем претерпевают большие изменения. Так, в частности, гомосексуализм раньше считался болезнью, а теперь это норма; раньше страсть к азартным играм считалась здоровьем, теперь это болезнь – игромания.

Кратко характеризуя понятия отклонения как поведения (симптоматики), выходящего за рамки нормы, важно отметить, что коуч по роду деятельности может встретиться с четырьмя группами отклонений: физическими, психическими, педагогическими и социальными. Рассмотрим каждое из них.

  • Физические отклонения. Существует довольно много классификаций людей, имеющих отклонения в здоровье и развитии. Так, Всемирная организация здравоохранения в 1980 году приняла британский вариант трехзвенной шкалы ограниченных возможностей:
    • недуг – любая утрата или аномалия психических либо физиологических функций, элементов анатомической структуры, затрудняющая какую-либо деятельность;
    • ограниченная возможность – любые ограничения или потеря способности (вследствие наличия дефекта) выполнять какую-либо деятельность в пределах того, что считается нормой для человека;
    • недееспособность (инвалидность) – любое следствие дефекта или ограниченная возможность конкретного человека, препятствующая или ограничивающая выполнение им какой-либо нормативной роли, исходя из возрастных, половых или социальных факторов.

Коучинг людей с физическими отклонениями, кроме тесного сотрудничества и координации со всеми специалистами, работающими с данным конкретным пациентом (врачами, социальными работниками, медицинским персоналом, медицинскими психологами), предполагает знание специфики психологии и психофизиологии. В частности, следует помнить, что некоторые методики коучинга (особенно провокативные) могут выступить в качестве ятрогенных[2] внушений и послужить причиной резкого ухудшения состояния человека. В то же время надлежит особо отметить, что очень часто коучинг выступает в качестве компенсаторной либо адаптационно (ре-адаптационной) стратегии, помогая людям с физическими отклонениями (даже инвалидам) достигать безусловно выдающихся и вдохновляющих результатов[3].

В истории есть масса примеров, когда люди с серьёзными физическими отклонениями достигали незаурядных успехов. Приведем имена некоторых из них:

  • Франклин Делано Рузвельт (полиомиелит, паралич ног) – государственный деятель, 32-й президент Соединенных Штатов Америки (1933-1945). Рузвельт – единственный в истории США человек, четырежды избиравшийся на пост президента.
  • Стивен Уильям Хокинг (амиотрофический склероз, полный паралич) — один из наиболее влиятельных в научном смысле и известных широкой общественности физиков-теоретиков нашего времени.
  • Крис Нолан (ДЦП) – ирландский поэт. Детский церебральный паралич приобрел в результате двухчасового кислородного голодания после рождения. Его мать верила, что он все понимает, и продолжала его учить дома. В конечном итоге было обнаружено лекарство, благодаря которому он смог шевелить одной мышцей шеи. Благодаря этому Крису удалось научиться печатать. Нолан не сказал в своей жизни ни слова, но его поэзия сравнивается с Джойсом, Китсом и Йейтсом. Первый сборник стихов опубликовал в пятнадцать лет.
  • Ник Вуйчич (врожденная инвалидность) – родился 4 декабря 1982 г. в набожной сербской христианской семье, в Мельбурне, Австралия, с редкими расстройствами: безрукий, отсутствие обеих рук на уровне плеча, и с одной небольшой ногой с двумя пальцами выступающими от его левого бедра. Вуджисик всемирно известный евангелист и проповедник, он объехал Соединенные Штаты Америки, Австралию, Африканский континент и многие другие страны, проповедуя весть о Великом и Всемогущем Боге.

Великий российский полководец генерал-фельдмаршал Михаил Илларионович Кутузов (слепота одного глаза), гениальный немецкий композитор Людвиг ван Бетховен (потерял слух с возрастом), советский летчик Алексей Петрович Мересьев (ампутированы ноги), американский музыкант и общественный деятель Стиви Уандер (слепота), великая французская актриса Сара Бернар (потеряла ногу в результате травмы при падении), американская актриса Марли Матлин (глухота) – вот люди, чья жизнь может служить для воодушевления тех клиентов коучинга, которые, имея все физиологические и психические возможности, часто ведут себя как душевные инвалиды.

  • Психические отклонения от нормы прежде всего связаны с умственным развитием и психическими недостатками. К ним относятся: задержка психического развития; умственная отсталость; нарушения речи; нарушения эмоционально-ролевой сферы (аутизм, суицидальные наклонности). Такие отклонения согласно имеющейся на территории постсоветского пространства практики фиксируются еще на ранних стадиях в процессе развития детей и коуч в обязательном порядке должен быть информирован об их наличии ДО начала работы с клиентом, если они у клиента имеются. В каждом конкретном случае коуч должен перед тем как начинать и далее, уже в процессе работы (если это будет допустимо) постоянно консультироваться у соответствующих специалистов (логопед, олигофрено-педагог, сурдопедагог, тифлопедагог, клинический психолог и др.), а также у социального педагога и юриста. Именно в таком профессиональном содружестве кроется залог успешного коучинга.

Напомним также, что согласно существующей типологизации к отклонениям относится также и одаренность. В настоящее время разработаны уникальные методики, позволяющие обнаружить ранние способности детей к музыке, изобразительному искусству, некоторым видам спорта, интеллектуальные способности детей, а также методики их формирования. Однако задача коуча заключается в раскрытии потенциала одаренности на том этапе взрослого развития индивида, когда нестандартность его таланта своей новизной, оригинальностью и другими показателями начинает настолько выходить за предел социально-психологической нормы, что без должной поддержки (коучинга) может привести к паталогизации. История знает множество имен гениев, оказавшихся буквально раздавленных собственным величием, а точнее неспособностью справиться со своей уникальностью и, как следствие, дезадаптацией. Их творения оставались при жизни непонятыми для современников, а они сами вели жизнь маргиналов и изгоев. А сколько имен так и остались забытыми?

Впрочем, мания величия как тип самосознания и поведения личности, выражающийся в крайней степени переоценки своей важности, известности, популярности, богатства, власти, гениальности, политического влияния, вплоть до всемогущества может быть еще одним признаком психического отклонения, который требует вмешательства психотерапевта (или психиатра).

  • Педагогические отклонения традиционно больше исследуются в школьной педагогике, при этом отклонения в андрагогике[4](обучение взрослых) только последние 40 лет стали активно исследоваться в зарубежной (Ч.Абт, К.Гринблат, Ф.Грей, Г.Грэм, Г.Дюпюи, Р.Дьюк, Р.Прюдом и другие) и отечественной (И. Г. Абрамова, Ю. С. Арутюнов, А. А. Вербицкий, С. Р. Гидрович, В. Н. Кругликов, Г. П. Щедровицкий и другие) практике. Краткий анализ тенденций, позволяющих оптимизировать обучение взрослых людей для достижения ими наиболее полной реализации своего потенциала в коучинге, представленных в андрагогике, позволяет выделить два основных момента:
    • Применение соответствующих методов и такая организация пространства, когда взрослый человек может эффективно учиться (деловые и имитационные игры, игротехники и т.д.).
    • Обучение навыкам и методикам самообучения (аутодидактика) и самосознания (рефлексия), когда индивид, имея представления о собственных уникальных стратегиях эффективного усвоения навыков и знаний, может делать это в соответствии со своими стилем (Д.Колб), режимом, технологией и способом научения. Так, к примеру, человек, стиль которого – учиться в непосредственном действии (на собственном опыте), пытается учиться наблюдая со стороны или читая книги.

Двумя основными сферами, где могут быть зафиксированы педагогические отклонения при работе с коучем, являются личная и профессиональная. Отклонения в личной сфере будут симптоматически проявляться в неумении выйти за пределы узкого круга привычных способов (паттернов) поведения – такой клиент "ничему не учится" снова и снова "наступая на грабли" в отношениях с близкими и родными. Педагогические отклонения в профессиональном развитии будут проявляться как неспособность учиться в процессе профессиональной деятельности, слабая профессиональная ориентация, неготовность осознано и целенаправленно выстраивать собственную профессиональную карьеру и т.д.

Например, в процессе обучения коучингу будущий коуч может обнаружить, что его навыки учиться находятся на таком уровне, что ему требуется то, что называется "коуч-фитнес" – систематические тренировки ( с коучем или без) для поддержания себя в форме отслеживать и целенаправленно переучиваться, меняя свои старые неэффективные привычки личной жизни и профессиональных контекстах. Практика показывает, что без должной поддержки такие люди не могут преодолеть свои педагогические отклонения. Им не хватает дисциплинированности, умения систематически прикладывать усилия для достижения цели, наблюдательности (сензитивности) и других навыков.

Если же у клиента коучинга есть педагогические отклонения развития, следует изначально ориентировать его на прохождение специальных групповых (если присутствуют слабые навыки организации пространства самообучения) или индивидуальных (если не развиты навыки рефлексии и аутодидактики) тренингов, ориентированных на развитие соответствующих навыков: коммуникативных, рефлексивных, сензитивных и т.д. Игнорирование этих моментов приводит к ситуации, когда клиент коучинга не только испытывает затруднения в усвоении навыков и технологий самореализации, предлагаемых ему в коучинге, но и испытывает негативные эмоции (печаль, раздражение, гнев) от собственной неспособности развиваться и актуализирует расстройства волевой сферы (нежелание продолжать занимать коучингом). Все это в целом может способствовать тому, что клиент прекратит (либо будет саботировать) свое развитие в контексте коучинга.

В коучинге для исправления педагогических отклонений показаны координация и активное сотрудничество коуча со специалистами в обучении взрослых: персональными и групповыми тренерами, менторами-наставниками и т.п.

  • Социальные отклонения в коучинге напрямую коррелируют с понятием социальной нормы. Социальная норма – это правила, образец действия или мера допустимого (дозволенного или обязательного) поведения людей или социальных групп, которое официально установлено или спонтанно сложилось на том или ином этапе развития общества. Фактически социальные нормы выступают оптимальной моделью должного поведения, должных общественных отношений и деятельности, которые создаются людьми на основе познания социальной реальности.

Сложности выявления социальных отклонений в коучинге связаны в первую очередь с тем, что клиенты коучинга в норме (!) должны обладать качествами и характеристиками, которые в общественной жизни считаются выходящими за пределы нормы. Причем тут имеется в виду не только выход за "верхний" предел нормы, как это было описано выше для коучинга клиентов с таким психологическим отклонением как одаренность. Коучу важно отдавать себе отчет, что само понятие социальной нормы имеет в его работе с социальными отклонениями двойственную природу.

С одной стороны, одной из главных задач коуча является именно выведение клиента за предел того репертуара социальных ролей и стереотипов, которые мешают самореализации клиента. Например, сохранение еще с советских времен стереотипа мышления в отношении работы и трудоустройства, основанное на стремлениях (в частности, искать место работы исключительно в соответствии со специализацией согласно своему диплому о высшем образовании) может оказаться тем фактором, который мешает самореализации клиента. Ведь история знает массу примеров, когда люди достигали выдающихся результатов на поприще мало или в принципе не связанном с их изначальным профессиональным образованием.

С другой стороны, социальная дезадаптация, безработность, наркомания, алкоголизм, правонарушения и другие проявления отклонений от социальной нормы выступают в роли тех девиаций, которыми обязаны заниматься соответствующие специалисты: социальные работники, социальные педагоги, психологи, реабилитологи, наркологи, юристы и т.д.

В частности, практика коучинга знает множество примеров, когда клиент с социальными отклонениями, пребывавший дотоле в тисках (по его мнению, "рабских") шаблонов своих социальных норм, получив благодаря коучингу ментальную свободу, оказывается не готов самостоятельно и ответственно определять приоритеты и перспективы своей жизни. Например, в корпоративном коучинге часто сотрудник, направленный на коучинг своим руководством, после прохождения коучинга, демонстрируя неадекватное самомнение и завышенную самооценку, решает покинуть "надоевшее" подчиненное положение для получения более перспективного для его карьеры места работы. Статистика показывает, что только 10-15 процентов таких сотрудников получают возможность занять лучшую вакансию или начать собственный бизнес. Остальные же со временем бывают вынуждены вернуться на должность того же уровня или ниже.

Стоит ли говорить, что такой коучинг наносит прямой вред тому бизнесу, улучшить который он призван. Поэтому в коучинге для работы социальными отклонениями мы придерживаемся позиции, которая включает в себя три основных принципа:

  • Принцип универсальности – мы стремимся, толерантно относясь к уникальности клиента, способствовать гармоничному сочетанию соответствия социальным нормам с гибкостью и креативностью в отношении социальных ролей, стереотипов и привычек. Такая гармония предполагает со стороны клиента готовность принимать и признавать социальные нормы, дополненную решимостью экологично для себя и окружающих их переосмысливать в контексте собственной самореализации в процессе коучинга.
  • Принцип профилактики – в случае обнаружения (диагностики) социально-психологических, психолого-педагогических либо физиологических отклонений от нормы клиента надлежит своевременно и грамотно переадресовать к соответствующему специалисту.
  • Принцип самоосознания – мы в коучинге стремимся помочь клиенту в самоорганизации и выработке принципов и норм его образа жизни, которые предполагают адекватный баланс личного и социального, соответствия нормам и пассионарности[5] в стремлении к максимальной реализации собственного потенциала в обществе.

Обобщая все вышесказанное в данном разделе, отметим, что несмотря на обилие работ по проблематике нормы, здоровья, отклонения и болезни, эти понятия до сих пор не является четко детерминированными. Вследствие этого профилактическая диагностика адекватности состояния клиента задачам, методам и принципам, присущим коучингу, может опираться на два основных вывода:

  1. Границы между нормой и ненормой динамичны, поэтому вопрос о норме и ненорме, здоровом или нездоровом векторе (тенденции) движения в работе коуча должен решаться «здесь и сейчас» на основе данных профилактической диагностики как на предварительном этапе, так и уже непосредственной в процессе осуществления коуч-сессий.
  2. Подходов к пониманию здоровья и нездоровья, нормы и ненормы очень много, поэтому для решения определенных задач, коуч должен выбирать необходимый и адекватный актуальным задачам коучинга подход к норме, который будет определяться коллегиальностью мнений его коллег-коучей, специалистов сопутствующих коучингу профессий, мнением самого клиента, а также общей результативностью продвижения в коучинге.

Кроме того, эффективность и безопасность для клиента будут обусловлены мерой информированности коуча о специфике профессиональной деятельности тех специалистов, с которыми он (коуч) будет координировать свою работу. Такая информированность служит залогом грамотной переадресации – направления потенциального клиента к специалисту соответствующего профиля (врачу, терапевту, клиническому психологу, консультанту, практическому психологу, социальному работнику, персональному тренеру и т.д.). Именно этому будет посвящен следующий раздел нашей работы.



[1]Манифестация (лат. manifestatio – обнаружение) – проявление выраженной, типичной болезненной симптоматики после ее латентного (скрытого) или стертого течения.

[2] Ятрогения (от греч. iatros – врач + gennao – порождаю) – неблагоприятное изменение состояния больного, обусловленное неосознанными действиями врача, медицинского персонала или другого специалиста, которые выступают в качестве негативного внушения. Например, это может быть использование специальной лексики, которую больной не понимает, но интерпретирует применительно к себе в худшем смысле.

[3] Вспомним, например, параолимпийское движение.

[4] Андрагогика – раздел теории обучения, раскрывающий специфические закономерности освоения знаний и умений взрослым субъектом учебной деятельности, а также особенности руководства этой деятельностью со стороны профессионального педагога.

[5] Пассионарий – наиболее активный субъект общественного движения производительного типа: изобретатели, первооткрыватели, созидатели, способствующие накоплению и преобразованию энергии и рационализации общественной жизни (Л.Н.Гумилев, С.А.Подолинский и др.).